Алиса Евстигнеева «Потерянные в прямом эфире»

✨Алиса Евстигнеева — тот редкий автор, чьи книги мне нравятся все без исключения. Надеюсь, новая история — «Потерянные в прямом эфире» тоже не разочарует.

АННОТАЦИЯ

Когда-то у них был роман — лёгкий, яркий и жаркий, как само лето. Но в ответственный момент она не справилась, а он не сумел этого принять. Теперь жизнь сталкивает их вновь. Один звонок, одна просьба, одна встреча. Смогут ли они преодолеть все препятствия на пути друг к другу? И какова будет роль третьего?

✔В тексте есть: второй шанс, отец-одиночка, разница возрасте

ОТРЫВОК

— И снова здравствуйте, — проворковала в микрофон. — С вами Олеся Бодрова и программа «Ночь бодра». Сегодня суббота, а значит, мы с вами обсуждаем очередную жизненно важную тему. Этот эфир посвящен сожалениям. Однажды Александр Блок сказал: «Сознание того, что рядом с нами было что-то чудесное, приходит слишком поздно». Такова наша человеческая судьба — жить с вечным чувством потери. Наверное, это самое непростое… научиться принимать. Принимать и прощать: себя, близких, чужих.
— Звонок, — просигналила мне Соня.
— Потому что именно тот самый червячок сожалений способен выгрызть в душе дыру космических масштабов. А сейчас мы узнаем мнение на сей счёт нашего следующего дозвонившегося. Бодрой вам ночи, представьтесь, пожалуйста.
— Здравствуйте, — в наушниках раздался едва заметно дрожащий голос, выдавая юный возраст слушателя. Удивилась. Моей привычной аудиторией были, скорее, люди слегка за тридцать. — Арсений. Меня зовут Арсений.
— Привет, Арсений, — вновь поздоровалась я с пареньком. — Расскажи нам немного о себе.
— Мне четырнадцать… — начал он. Очень хотелось поинтересоваться, почему же он не спит в столь поздний час, и вообще, куда смотрят его родители. Но промолчала. Во-первых, была вероятность, что для современных подростков это норма, а во-вторых, было в голосе парня что-то такое, что напрочь глушило во мне желание паясничать. — Я учусь в школе, играю на гитаре.
— Это здорово, — поддержала я его. Мальчик говорил ровно, но внутреннее чутье подсказывало мне, что он крайне взволнован. — Скажи, Арсений, что ты думаешь о нашей теме? Есть ли то, о чём ты сожалеешь в свои… четырнадцать.
Сказала и потянулась за стаканом кофе, что стоял по левую руку. Пить во время выхода в эфир было нежелательно, но я вдруг почувствовала, как напряжение, появившееся неизвестно откуда, охватило моё горло.
Парень молчал, и я тоже, что было в корне неправильно: в эфире длительные паузы звучат исключительно непрофессионально, и мне полагается «забалтывать» каждую заминку. Но я не спешила, как и мой собеседник.
— Да, — наконец-то заговорил парень. — Есть одна вещь, о которой я сожалею. — Сказал и опять остановился. Липина за стеклом начала жестикулировать мне, мол, работай или завязывай, но я отмахнулась, жадно ловя каждую секунду этого странного разговора.
— Арсений?
— Я… — запнулся он, сделав глубоких вдох, который был различим даже через телефон, и вдруг сбивчиво заговорил, выдавая свою историю. — Я никогда не видел свою маму… То есть женщину, которая меня родила. — Моё сердце пропустило удар. — Она ушла от нас с папой, когда я только родился. Но я не жалею об этом. Потому что, если она ушла, значит, она нам не нужна. Такая. Но я жалею о том, что сейчас мне очень нужна её помощь. Поэтому я звоню. Чтобы она услышала, чтобы узнала. Если… Если тебе не всё равно, то я буду ждать тебя сегодня в десять утра в кофейне «Элефант». Есть разговор. Ты мне должна. Наверное. Поэтому приди. Я прошу…
Сидела, открыв рот и мёртвой хваткой вцепившись в ручку, которой ещё совсем недавно активно играла в пальцах. Теперь молчала я, не представляя, что тут можно сказать.
— И да, — уже чуть спокойнее добавил парень. — Моя фамилия Ключевский. Арсений Ключевский. Кофейня «Элефант», десять утра. Я жду.

👍https://litnet.com/ru/book/poteryannye-v-pryamom-efire-b322390

Оставить комментарий